?

Log in

Открытие Европы

В конце первой трети XIX века в Европе окончательно привыкли к новой фигуре: «русский путешественник». Раны, нанесенные войной 1812 года, уже затянулись,  улеглось потрясение, вызванное восстанием декабристов, жизнь вошла в привычную колею – и у русских появилось новое хобби: странствовать. Тем более что рассказы о дальних краях бередили воображение даже самых отчаянных домоседов.
Фрегат «Паллада»
Прошло не так уж много лет – и письма, дневники, мемуары и очерки «с дороги» стали в литературе так популярны, что попадали в литературные обзоры и даже высмеивались. Никого не удивляло, что люди отправляются в дальние страны – на курорты или полюбоваться прославленными видами. Но когда однажды сорокалетний почтенный чиновник И. А. Гончаров, переводчик в департаменте внешней торговли Министерства финансов, внезапно взял и ушёл в кругосветное путешествие, ахнул весь Санкт-Петербург. Все знали, как нелегко стронуть с места этого холостяка и домоседа, и за глаза его даже звали Принцем де Лень. И вдруг – фрегат, паруса, опасное и длительное странствие!

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

На этот простой, казалось бы, вопрос, слушатели получили развернутый ответ в рамках Недели межкультурных связей (Die Interkulturellen Wochen), которая проходит в Лейпциге с 18 сентября по 3 октября. Доклад «Об истории немецких заимствований в русском языке», представленный филологом Светланой Соловьёвой и тренером по межкультурной коммуникации Альбиной Бауман, прошёл в Немецко-русском благотворительном обществе Святой Александры.      
                                 
Далеко не все задумывались над тем, что такие знакомые с детства слова, как бутербро́д (der Butterbrot),вундерки́нд (das Wunderkind), рюкза́к (der Rücksack), циферблат (der Zifferblatt) и даже штука (das Stück) – немецкие по своему происхождению. А широко распространенное слово ярмарка (der Jahrmarkt) – ежегодный рынок – тоже пришло из немецкого через польский язык, хотя воспринимается большинством как исконно русское слово.
Русские немцы в Омске
В любом современном языке немало слов, заимствованных разными народами от своих близких и дальних соседей. Этот процесс – явление нормальное, а в определенные исторические периоды даже неизбежное, и не только не мешает взаимопониманию, но напротив, способствует сближению языков и обогащению словарных фондов.
21 сентября исполняется 100 лет со дня рождения народного артиста СССР Зиновия Гердта. Он  ушел из жизни 20 лет назад – 18 ноября 1996 года, когда ему было 80 лет. Сегодня всё так краткосрочно, и в памяти быстро стираются даже  важные события и судьбы, а Гердта продолжают любить и помнить.
Мальчик из Себежа
Близкие называли его Зямой. Даже теперь вдова – Татьяна Правдина, с которой Гердт прожил 36 лет, вспоминая о покойном муже, называет его именно так. А происходит оно от Залмана – именно так назвали родители будущего Зиновия Гердта.
Он родился в 1916 году в городке Себеже Витебской губернии. Его отец работал приказчиком в лавке, торговал тканями, а мать была домохозяйкой, прекрасно пела. Залман Храпинович – настоящие имя и фамилия Гердта. А псевдоним он взял по совету кого-то из своих соратников по театральной студии Арбузова, где тогда играл.
В родном своём городе Гердт учился в еврейской школе, а потом перебрался в Москву, к старшему брату. В столице учился в фабрично-заводском училище Электрозавода, работал электриком, приобщился к искусству в ТРАМе – Театре рабочей молодёжи, которым руководил в будущем знаменитый режиссёр Валентин Плучек. Именно там начали ставить пьесы драматурга Алексея Арбузова и зародилась знаменитая Арбузовская студия. В 1937 года Зиновий Гердт становится актером Театра кукол при Московском Доме пионеров.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

На улицах австралийского Брисбена не редкость услышать русскую речь. Здесь есть несколько русских церквей, памятники святому князю Владимиру и Константину Циолковскому, на праздничных концертах звучат русские песни. Здесь живут представители разных волн русской эмиграции… Какой он – Русский Брисбен?
Австралийский Брисбен, столица солнечного штата Квинсленд, – это город, наполненный энергией и теплом. Он заряжает изнутри и дарит один яркий день за другим. Недаром Брисбен занимает лидирующие позиции в мире по росту населения: каждый человек, хоть раз побывавший здесь, ощущает невероятную тягу вернуться. К тому же Брисбен – город с чудесным, мелодичным и очень особенным переводом своего имени на русский язык –«дышащий».  Брисбен – живой, «дышащий» город, в котором каждому найдётся место под солнцем!
Русское сообщество – неотъемлемая часть Брисбена. На его улицах не редкость услышать русскую речь или восхититься, увидев сверкающие золотые купола православных храмов. Мелодичные русские песни, звучащие на праздничных концертах, студенты из разных стран мира, стремящиеся говорить по-русски со своими русскими друзьями, ученики и выпускники русских школ, представители разных волн эмиграции... В этом калейдоскопе присутствует удивительная гармония, рождённая любовью и уважением к Родине. Здесь, в далёком от России Брисбене, на пожертвования соотечественников установлен памятник святому князю Владимиру, олицетворяющему торжество православия, и памятник Константину Циолковскому, который как нельзя лучше доказал гениальность и неисчерпаемость творческой энергии нашего народа.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
В Москве в третий раз вручили премию «Читай Россию/Read Russia» – за лучший перевод произведений русской литературы на иностранные языки. В этом году на конкурс было подано 156 заявок из 26 стран. Победителями стали Лиза Хейден (США) за перевод романа «Лавр» Евгения Водолазкина, Клаудиа Скандура (Италия) за стихи Сергея Гандлевского,  Хоакин Фернандес Вальдес (Испания) – за роман Ивана Тургенева «Отцы и дети» и Сельма Ансира (Мексика) – за сборник произведений русских писателей.
По традиции награждение лауреатов происходит в заключительный день работы Международного конгресса переводчиков, который проводится в Москве раз в два года. В нынешнем – четвёртом – конгрессе приняли участие более 300 переводчиков русской и зарубежной художественной литературы, филологов, литературных агентов и издателей из 56 стран ближнего и дальнего зарубежья и 20 субъектов Российской Федерации. Открывая торжественную церемонию награждения лауреатов, директор Литературного музея Дмитрий Бак заметил, что глядя на такое обилие выдающихся экспертов по русской литературе, можно быть спокойным за судьбу русской словесности. По его словам, сегодня работе переводчиков придаётся особое значение, поскольку зачастую именно из литературы иностранные читатели могут получить достоверную, неискажённую идеологическими клише информацию о жизни в России и русских людях. «Сегодня переводчик – это не просто посредник между автором и читателем, это деятель в сфере дипломатии, наделённый верительными грамотами Толстого, Пушкина, Достоевского», – отметил Дмитрий Бак.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
С 8 по 11 сентября в Москве проходит IV Международный конгресс переводчиков художественной литературы. Вот уже четвертый раз Институт перевода собирает известных переводчиков, филологов, литературных агентов и издателей из 56 стран. Из года в год число участников становится всё больше, а в этом году цифра дошла почти до 400.
Во время работы секций планируется заслушать около 300 докладов и сообщений. Такие темы, как «Переводчик в прозе – раб? На галерах высокой классики и современного сленга», «Переводчик в поэзии – соперник? Как перевести чужие смыслы, не наступая на горло собственной песне?», «Рождение переводчика: можно ли научить переводу?», «Переводчик и издатель: союз и противостояние», «Детская литература: перевод, переложение, адаптация?», «Переводческая карта Евразии в многополярном мире» и так далее.
Работа в секциях для маститых мастеров – подобие мастер-класса, для молодых – уникальная возможность попрактиковаться и одновременно поделиться своим пусть небольшим, но уникальным опытом.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
За последние пять лет в США появились более ста новых общественных организаций, созданных выходцами из России. Новую диаспору отличает здоровый прагматизм и чувство сопричастности к стране исхода. О том, как русская диаспора сегодня сохраняет и продвигает русский язык, русскую историю и культуру в США, шла речь на круглом столе, состоявшемся в Общественной палате РФ.
Без ностальгии
Сегодня в русскоязычной диаспоре США происходят два параллельных процесса, считает член Совета директоров Российско-американского центра «Наследие» Александр Ручкин. С одной стороны, идёт возвращение старых эмигрантских организаций в Россию: это и взаимное признание и сотрудничество Русской православной церкви (РПЦ) и Русской зарубежной церкви (РПЦЗ), и возрождение в России организаций кадетов и скаутов. К слову, именно Русское дворянское собрание США открыто поддержало присоединение Крыма к России. А с другой стороны, формируется новая диаспора, у которой нет чувства утраты и изгнания.
Фото: moypolk.ru
– Новая диаспора наиболее прагматична в своих подходах, но в то же время она лишена политической предвзятости. Конечно, в период так называемой этнической мобилизации – Крым, украинские события – диаспора делится примерно пополам, а по некоторым оценкам – 65 % за Россию, 35 % – против. Но когда всё успокаивается, вновь возобладает прагматичный подход – сохранение личных, культурных связей и чувство сопричастности к своей родине. Тем более что очень многие вынесли отсюда положительные эмоции. Эмиграция 90-х – это бегство в поисках спасения, выживания, поэтому негативный компонент всегда останется в их жизни. А для новой диаспоры характерен так называемый практический космополитизм с использованием лучших сторон и нового общества, и страны исхода. Это как раз та диаспора, с которой можно и нужно взаимодействовать, – уверен Ручкин.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Первый после Кобы

В честь Вячеслава Молотова называли города и веси, заводы и академии, лимузины и гранаты. Его подпись стояла под историческими документами – договорами, указами и приговорами. В его жизни были подполье, охранка, все основные тюрьмы империи, ссылки и побеги – революционной романтики он вкусил сполна. Однако в историю вошёл как прагматик. Его судьбе посвящена новая книга Вячеслава Никонова «Молотов: Наше дело правое».
Вместо родовой – «музыкальной» – фамилии он выбрал себе пролетарский псевдоним – и тем самым определил и судьбу. Принятое имя наделило юного революционера новым темпераментом – Молотов наносил и принимал удары бесстрастно.
«Твердокаменнейший человек», – охарактеризовал его Константин Симонов.
«Господин "Нет!"», – называли его западные дипломаты.
Молотов вёл подрывную деятельность против царского правительства, затем буржуазного Временного, потом возглавил Совнарком, а спустя годы был вновь объявлен врагом государства. Революция съедает своих сыновей, однако Молотов оказался ей не по зубам.
У каждого писателя свой Сталин – у Рыбаса, Бушкова, Радзинского, Авторханова, Троцкого, Волкогонова, Резуна-Суворова. А вот Молотов как будто общий, фабричной выделки, со штампами реплик – сподвижник или подельник, в зависимости от убеждений автора, но функционально везде одинаковый, эдакий красный Голем. Молотов не раз попадал в книжный переплёт, но изображался всего лишь одним из избранных бояр, тонкошеей тенью на пирах Валтасара – он неизменный, но всегда второстепенный персонаж ближнего круга.
Для Вячеслава Никонова, внука и биографа, он, понятное дело, главный герой. Родственные чувства могли работе историка помешать, жизнеописание высокопоставленного деда рисковало выродиться в парафраз «краткого курса ВКП(б)» с вкраплением затрапезных снимков из домашнего фотоальбома, а в научном отношении оказаться даже слабее немощных перестроечных разоблачений. Никонов, конечно, пристрастен, но он хотя бы честно об этом говорит во введении к молодогвардейскому двухтомнику: «И единственное моё оправдание состоит в том, что до сих пор мне не довелось прочесть ни одной объективной книги. Все они субъективны по определению, потому что их писали люди».

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
24–25 ноября в Чехии будет отмечаться столетие памятника «Погибшим за Отечество в Великую мировую войну». Этот памятник в крепости Йозефов (г. Яромнерж) установлен на месте концентрационного лагеря русских военнопленных времен Первой мировой войны.
Первые заключённые были доставлены в лагерь осенью 1914 года, в декабре их было уже более 38 тыс. человек. Всего за время существования лагеря через него прошло около 140 тыс. человек, полторы тысячи из которых обрели здесь вечное пристанище.



В декабре 1916 года на городском кладбище в крепости Йозефов был установлен монумент «Погибшим за Отечество в Великую мировую войну». Средства на него собрали сами российские военнопленные при поддержке австрийского министерства войны. В цементном блоке, напоминающем скалу, высечена голова Иисуса Христа в терновом венце. Монумент венчает крест. Перед скалой – фигура плачущей боярской дочери на коленях, символизирующая Россию. Рядом установлены фигуры витязя с мечом и двоих детей. Над головой Спасителя надпись: «Нет большей той любви, как если кто положит душу свою за други своя». Автор монумента – тульский скульптор, прапорщик Российской армии Николай Сушкин, который находился в лагере с 1914 по 1918 годы.
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
3 сентября в Гааге прошёл IV фестиваль посольств. Традиционную культуру своих стран представили посольства сорока пяти стран мира, работающие в Гааге, в том числе и российское.
На площади Ланге Фоорхаут в центре Гааги было многолюдно. Голову кружили ароматы экзотических блюд, а глаза наслаждались праздником цвета – яркие национальные костюмы, флаги, всевозможные изделия народных промыслов со всей планеты. Всё можно было купить, попробовать и унести в качестве сувенира на память. Со сцен, установленных на разных концах площади, звучала традиционная, классическая и современная музыка, исполнялись национальные танцы и песни.

Profile

russkiymir
Фонд «Русский мир»
Website

Latest Month

September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner